andreistp (andreistp) wrote in ukraine_russia,
andreistp
andreistp
ukraine_russia

Categories:

Россия - Украина. Что было-то?

М.ВЕЛЛЕР: В РФ, из соображений историко-патриотических, абсолютно не преподавалась, народу абсолютно неизвестна история славянских городов-государств после татаро-монгольского нашествия. И карты эти в РФ в доступе свободном для народа никогда не были. Хотя профессиональные историки это или досконально знают, или обязаны знать. Фокус же в том, что вот по Пушкину: «Россия заслонила собой Европу от татаро-монгол». И вдруг вы берете карту и видите маленькое государство на месте Москвы, и там написано: «Тартария». Европейская карта начала 14 века.

В.РЫЖКОВ: Больше того, - в Москве «царем» называли ордынского хана.

М.ВЕЛЛЕР: И это было. Так вот после 1240-х годов русские города объединились в огромное, главное, основное государство славян, которое называлось Государство Русское, Княжество Русское, Союз Русских княжеств, Государство литовское, и входило туда абсолютно все: от Бреста до Смоленска, и от Киева до Витебска и Полоцка, - и все это были русские княжества. А Литва - это была фактически Белоруссия, - если мы возьмем на самый конец 13 века. И вот имелось это большое государство, которое было, начиная с половины 13-го века, дву-религиозное: как римско-католическое, так и византийско-православное.

В.РЫЖКОВ: И с двумя центрами.

М.ВЕЛЛЕР: Точно так. А восточнее, северо-восточнее, было маленькое княжество Московское, тверское и Великая Новгородская республика, которая на приглашенных князей смотрела через губу, потому что Новгородская республика площадью была больше всей нынешней Скандинавии – это был весь русский север.

В.РЫЖКОВ: Да и по богатству были не последние.

М.ВЕЛЛЕР: Да, и по богатству была намного богаче Скандинавии того времени. Так вот когда поляки шли на Москву, это были не только поляки, потому что литовско-польское объединение позже произошло.

В.РЫЖКОВ: Уния знаменитая. Речь Посполитая.

М.ВЕЛЛЕР: Совершенно верно - 1596 г., Кревская Уния, униаты, и так далее, когда русские епископы пошли под юридическое право, под юрисдикцию Ватикана, сохранив за собой права обряда, языка, назначения своих епископов. И, тем не менее, хотели как лучше, чтобы славянские народы одной крови, одного корня, родственных языков, но двух христианских конфессий, были бы равноправны. Пошла грызня. Лучше не стало, а чем дальше - больше. И вот люди, которые жили там, в те далекие времена, свое государство рассматривали именно как Русь – это исконно-русские города - Киев, Чернигов, и так далее. И эти там, в Москве, которые под татарской рукой, которые ярлык получают от хана и ярлык этот Великого князя не Московского - Владимирского. Потому что тот, кто получал Владимирский ярлык, получал право на сбор дани по этим русским княжествам и на отвоз дани в Орду.

В.РЫЖКОВ: А хан именовался «царем», то есть , «Цезарем».

М.ВЕЛЛЕР: Точно так. Это были подчиненные княжества. А с другой точки зрения, по другой трактовке, это были провинции Великой Золотой Орды - вот такая точка зрения. А это государство, так или иначе, было независимым, хотя ряд княжеств, входивших в это русское государство, также платил дань. Но это был такой денежный откуп типа договора: мы вам выплачиваем по столько-то в год, а в общем мы здесь и здесь. Никаких баскаков, никакого ничего. Так вот когда на Украине пропагандируется эта точка зрения, когда нам, в массе, неизвестна - мы этого не знаем, - то получается, что действительно русская культура осталась на том месте, где она была. Эти, - как говорил мой любимый чистильщик и скорохват, старший лейтенант Таманцев, «байки для дефективных детишек» - о том, что Русь подпоясалась мечом и ушла на север, во Владимирские леса. Эти сказки пусть Афанасьев собирает и складывает в том, под названием «Вторые, заветные». Владимир остался, где он был, а Русь осталась, где она была. Таким образом, Украина заявляет, что это мы и есть наследники, а «москали» - это варвары. Вот сначала нужно разобраться, что не варвары, но уже потом вести речь дальше. И когда Богдан Хмельницкий, - у нас нет возможности посвящать эти 45 минут истории, - потому что здесь нужно курс лекций читать, и читать их должен не я, а специалист по вопросу. За 30 лет до этого запорожцы гетмана Сагайдачного разорили и вырезали под корень ряд городов русских в московском походе, ливны и другие, - и все было ничего. Потом Сагайдачный, кстати, сказал, что он тоже был бы не прочь встать под руку русского царя, но в каком смысле? Турок пожечь, порезать, пограбить совместно. Не срослось.

В.РЫЖКОВ: Они до Хмельницкого неоднократно обращались в Москву за помощью. Москва осторожничала, потому что это означало войну с Польшей, а они не хотели этого.

М.ВЕЛЛЕР: Это означало не просто войну. Потому что вот это великое государство было намного богаче и сильнее Московии. Это то самое государство, где в 15 веке был Николай Коперник со своим открытием. А в Россию московскую науку ввезли при Петре из Германии. Вот какая история – есть чем гордиться.

В.РЫЖКОВ: До этого ввезли науку как раз из Киева – после объединения там была академия, и немало славных людей оттуда приехало.

М.ВЕЛЛЕР: Это была немножечко не та наука, это была, скорее, теософия, это были такие гуманитарные направления.

В.РЫЖКОВ: И, тем не менее - просвещение, книги.

М.ВЕЛЛЕР: Скажем так – это были не естественные науки. Я хотел только сказать, что Переяславская Уния означала перемену в равновесии сил, начало русско-польских войн, сдвигание в течение многих десятилетий, вплоть до раздела Польши в конце 18-го, границы на запад.

В.РЫЖКОВ: Подъем Москвы и упадок Польши.

М.ВЕЛЛЕР: Совершенно верно. При Алексее Михайловиче была отвоевана Смоленщина, и так далее, - для того государства это было начало упадка. А присоединение…

В.РЫЖКОВ: Все-таки «присоединение»?

М.ВЕЛЛЕР: Разумеется. Это была часть Польши, в основном населенная казаками, - конечно же, не реестровыми.

В.РЫЖКОВ: Говоря современным языком - «сепаратистами и мятежниками».

М.ВЕЛЛЕР: Абсолютно справедливо. Они отсоединялись от таких же славян, в том числе, от православных.

В.ДЫМАРСКИЙ: Тем не менее, у Богдана Хмельницкого и казаков был выбор, у них не было однозначного решения идти под руку Москвы. Они четырех царей обсуждали – польского короля, крымского хана, турецкого султана и московского царя.

М.ВЕЛЛЕР: Не надо думать, что эти парни и их политики были хоть сколько-то глупее нынешних - ни в коем случае. Они были образованные, умные, терпеливые, хитрые и коварные люди. И они прекрасно понимали, что под польским начальником они пригнуты – кто главнее – понятно.

В.ДЫМАРСКИЙ: Понятно, они сделали свой выбор.

В.РЫЖКОВ: А под Москвой они, по-вашему, расцвели?

М.ВЕЛЛЕР: Нет, здесь другое. Московский государь на тот момент им давал больше вольностей, больше независимости, больше свободы маневра.

В.РЫЖКОВ: По первости – да.

М.ВЕЛЛЕР: Кроме того, они знали, что если что, то поначалу можно попроситься обратно.

В.РЫЖКОВ: Что они и делали неоднократно.

М.ВЕЛЛЕР: Совершенно верно. На тот момент, 1654 год, власть московского царя не так была и сильна. Ресурсы не так были велики. И на него можно было давить, лоббируя свои решения с большей силой, нежели на польского короля, - такие вещи всегда учитываются. То есть, в составе российского государства они больше весили, больше значили и больше могли. С ними больше считались, ими больше дорожили – это имеет огромное значение при выборе.

В.ДЫМАРСКИЙ: И при этом все-таки все эти договоренности, решения Переяславской Рады, потом были оформлены в некие договоренности - «Мартовские листы», когда в марте 1654 года посольство казаков приехало в Москву – они привезли 11 пунктов, в итоге там оказалось 23 пункта в договоре.

М.ВЕЛЛЕР: Это ничем не отличается от Перемирия 18-года. Это все как всегда. Алексей Михайлович был человеком тихим, трусоватым, коварным, жестоким, умным и жадным. В конечном итоге он Хмельницкого переиграл.

В.ДЫМАРСКИЙ: Переиграл, безусловно. Отчего Хмельницкий под конец жизни не только восхвалял свое решение, но и плакал от него. Какая там замечательная цитата у Геллера?

В.РЫЖКОВ: Он говорил, что были моменты, когда он впадал в отчаяние и говорил, что не того они хотели и не на то рассчитывали, когда шли под руку московского царя.

М.ВЕЛЛЕР: Знаете, могли бы они посмотреть, - но что уж там смотреть: когда припекает - не посмотришь, в окно выпрыгнешь. Это один из самых, на мой взгляд, потрясающих казусов российской истории: Курбский во главе войска отправлен Иоанном Четвертым в польский поход. Солдаты присмотрелись и стали разбегаться, осаживаясь там на жительство, потому что жили лучше. После чего Курбский прикинул вид на Кремль со стороны Лобного места, и решил, что возвращаться незачем. Потому что с государем разговоры известны. То есть, корпус был отправлен и растворился там, куда был отправлен.
http://www.echo.msk.ru/programs/att-history/649829-echo/
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 62 comments