ivanko333 (ivanko333) wrote in ukraine_russia,
ivanko333
ivanko333
ukraine_russia

Двухглавый орел или как начинаются погромы

Часть первая "О жидомазепинцах"

Часть вторая "Ответ украинской стороны"..кстати ответу украинской стороны в данной комюнити не поверили некоторые, а вот Двухглавому орлу поверили сразу....

А вот письма официальных лиц Киева с описание того что было

Телеграма київського губернатора Суковкіна міністру внутрішніх справ з описом подій у Києві. 26 лютого 1914 року

Петербург Министру Внутренних Дел

По поводу Шевченковских дней доношу, что для предупреждения могущих быть беспорядков мною были вызваны в помощь крайне малочисленной вообще городской полиции стражники Киевского уезда и две сотни казаков. Как вчера, так и сегодня я лично наблюдал за действиями полиции и вчера не доносил о происшедшем, ожидая исхода сегодняшнего дня, предполагая донести одновременно, ибо вчера никаких крупных беспорядков не произошло. Беспорядки как вчера, так и сегодня носили характер исключительно выступлений учащихся высших учебных заведений.…

Сегодня с двенадцати часов дня повторилось тоже самое, но действиям полиции сегодня сильно препятстывала группа членов общества Двухглавый орел, руководимая студентом Голубевым, которая , идя по улицам с пением патриотических песен , собирала значительное число любопытных и отвлекала внимание полиции
Губернатор Суковкин


Додаткове повідомлення київського губернатора Суковкіна міністру внутрішніх справ про події в Києві 25-26 лютого.
28 лютого 1914 року

Февраля 28 дня 1914
№ 1081
Министру Внутренних дел

День 26 февраля прошел бы сравнительно спокойно, если бы группою членов патрического общества «Двуглавый Орел», руководимой студентом Владимиром Голу6евым, не устраивались манифестации и не допускались вызывающие выходки по отношению к студентам-демонстрантам, повлекшие за собой в нескольких местах столкновения между той я другой группами, В этих столкновениях были некоторым студентам нанесены удары, не имевшие однако серьезного характера, так как жалоб до сего времени ни ко мне, ни к чинам полиции ни с чьей стороны не поступало Названная группа манифестантов прошла, между прочим, и по Кре-шатику, где никаких других демонстраций и нарушений порядка не было, и дошла до памятника Статс-Секретарю Столыпину, где Голубев поднял русский нацио¬нальный флаг и начал петь национальный гимн,

Не желая на улице принимать никаких репрессивных мер по отношению к правым организациям, я дважды лично увещевал студента Голубева прекратить какие бы то ни было манифестации, так как в данное время они, собирал толпу народа отвлекая внимание чинов полиции, крайне затрудняют восстановление должного порядка, но несмотря на мои увещания, а также и на увешания от моего шимени чиновников особых поручений. Голубев лишь в пять часов вечера уехал домой после того, как ему было объявлено, что, в случае нового выступления, он будет арестован. В 9 часов вечера те же «двуглавцы» с Голубевым во главе появились но на Подоле, на Александровской улице, и здесь до рассеяния их полицией разбили в семи домах 13 оконных стекол. Выходка эта, хотя и носила скорее хулиганский характер, но, как направленная исключительно против евреев, могла вызвать и погром, если бы нашла себе поддержку со стороны береговых рабочих, мелких торговцев и массы праздношатающихся, которые обычно бывают в этой местности днем по случаю контактовой ярмарки…..

Помимо изложенного считаю необходимым обратить внимание Вашего Высопревосходительства на то, что выступления правых организаций 25 и 26 февраля, носившие характер неуместных выходок, не только в значительной степени служили препятствием к подавлению возникавших беспорядков, но зачастую служили и , поводом к усилению таковых. Всемерно сочувствуя патриотическому развитию молодежи, я тем не менее нахожу совершенно недопустимым такого рода выступления монархических организаций, нередко утрачивающих идейный характер и принимающих характер хулиганских выходок, тем более что эти выступления группами в 15-20 человек не представляют собою внушительной по количеству участвующих в ней патриотической манифестации.

Равным образом вымышлено и сообщение о том, что перед Австрийским Консульством толпа кричала «да здравствует Австрия, долой Россию», что Консульство охранялось войсками, о готовящейся демонстрации у Консульства было известно властям и поэтому в Консульстве с утра находился Советник Губернского Правления Нандельштедт. В действительности никаких демонстраций ни у здания Австрийского Консульства, ни даже в той части Пушкинской улицы, где помешается это Консульство, не было. ….

При сем прилагаю копию дознания произведенного пкиигаяею по поводу якобы происходившей у Австрийского Консульства демонстрации, копию рапорта исполняющего должность Киевского Полицеймейстере о деятельности студент Голубева и вырезки из местных газет» с описанием событий, имевших мест 25 и 16 февраля, причем позволяю себе обратить внимание Вашею Высокопревосходительство что несоответстсвующее действительности изложение фактов было допущено, к сожалению , правою газетою «Киев», которую до сего времени губернская админис-трация поддерживала и даже оказывала материальную помошь, выписывая значи-тельное число экземпляров для учреждений Попечительства о народной трезвости.

По получении мною газеты «Новое Время* от 26 и 27 февраля мною в редакцию будет послано соответствующее опровержение.

Подписал: Губернатор, Шталмейстер Высочайшего Двора Суковкин Скрепил' Правитель Канцелярии В. Блюм. С подлинным верно: Правитель Канцелярии В. Блюм (підпис)


Копия рапорта Киевского Полицеймейстера от 28 февраля 1914 гола за № 3586,
на имя Киевского Губернатора

В дни демонстративных уличных выступлений Киевского студенчества 25 и февраля председатель общества молодежи «Двуглавый Орел», студент Киевеского Университета Св. Владимира Голубев, с утра 25 февраля, около здания Гогодской Думы, поднял национальный флаг и вместе с небольшой группой молодежи из своего общества, пропел гимн.

Так как в городе в это время происходили волнения и всякое отступление от обычной уличной жизни привлекало громадные толпы народа, то чины полиции Дворцового участка предложили Голубеву прекратить уличные манифестации, ибо они мешают, в данный момент, водворению порялка и спокойствия на улице. При этом Пристав Дворцового участка забрал к себе флаг бывший у Голубева.

По настоянию чинов полиции Голубев ушел. В 2 часа дня за-метно стало, что публика на улицах стала уменьшаться и среди демонстративно настроенного студенчества наступило некоторое успокоение. Но в это время студент Голубев с небольшой кучкой особенно энергично принялся манифестировать по улицам города Киева. За ним валила толпа праздных зрителей и лаже студентов демонстрентов, запруживая улицу. В виду того, что подобное выступление Голубева не давало возможности чинам полиции водворить в городе порядок, я обратился к нему с просьбой прекратить свои манифестации, которые в данное время, и с таким незначительным количеством его сторонников, не могут достигнуть желаемой им цели, в наоборот вызывают скопление публики и выступления демонстрантов. Но на это мое обращение Голубев громко с угрожающим видом заявил следующее: я телеграфирую Маклакову и вы потеряете место».

Несмотря на заявление Голубева я продолжая его убеждать и после некоторого времени он согласился уйти, но опять таки громко прибавил; «я явлюсь через 1/2 часа и если увижу на улице толпы народе, то заберу своих и устрою вам в городе погром»

После этого в ЭТОТ ЖЕ день Голубеваа на улицах не было видно, т.к. в в этот вечер у обществе Двухглавый Орел было намечено торжественное собранние в Коммерческом клубе 26 февраля с утра на Фундуклеевской и Владимирской улицах хотя и было усиленное движение студенчества, но демонстративных выстуалений не намечалось..

Но появление в это время на улице студента Голебева с небольшой кучкой своих сторонников певших Спаси Господи люди свои и народный гимн стало привлекать толпы народа и демонстративно настроенного студенчества, которое следуя по улице рядом с Голубевым отвечало на его пение свистом и пением вечной памяти. Свист чины полиции не могли различать и принимать соответствующие меры, а пение вечной памяти, сливаясь С пением сторонников Голубева. не давало возможности отличить демонстрантов от манифестантов, тем более что все они были без шапок и слиты в одну толпу.

Пение вечной памяти вызывало активные выступления Голубева и его сторонников против демонстрантов, выливавшиеся во взаимные драки. Благодаря этим выступле¬ниям Голубе иа 26 февраля, в этот день выступления демонстративно настроенного студенчества велись в более резкой и интенсивной форме, чем накануне, 25 февраля. Около 3-х часов дня Голубев ушел в редакцию «Двуглавого Орла» и на улицах постепенно востановился порядок.

Но проходя мимо Полицейского Пристава Вы¬шинского, находившегося с нарядом полиции у Софиевского Собора. Голубев заявил ему, что идет взять палки. И действительно, в 5 часов дня, когда на улицах наступила полная тишина, на Владимирской улице появился Голубев с кучкой своих единомышленников с палками. Получив об этом сведения, я отдал распоряжение Приставу Старокиевского участка подвергнуть Голубевв домашнему аресту согласно распоряжению Вашего Превосходительство. Но Голубев дал слово не делать выступлений и уехал сейчас же домой, но в 9 часов вечера он неожиданно появился группой своих сторонников на Владимирской горке.

При появлении наряда Полиции Старокиевского участка толпа стада расходиться, в Голубев с частью ее пошел на Подол. Благодаря тому, что он живет на Поводе, полиция, предполагая, что он отправляется домой, не сопровождала его. Между тем выйдя иа Александровскую улицу и идя по тротуару по напряжению к Контрактовому дому, некоторорые из молодежи, сопровождавшей Голубева, палками стали разбивать витрины магазинов, но постовыми безобразие это было прекращена 27 февраля в течени в сего дня был полный порядок на улицах горазд и только около трех часов дня Голубев появился на площади у Городского театра о несколькими студентами, где и сжег портрет Шевченко. Об изложенном считаю долгом доложить Ва¬шему Превосходительству на распоряжение. Подлинное за надлежащей подписью.
С подлинным верно
Правитель Канцелярии Киевского Губернатора В. Блюм (підпис)
Сверял: за помощника Правителя (підпис)


Донесення київського губернатора Суковкіна Київському, Подільському і Волинському генерал-губернатору про діяльність монархічної організації «Двуглавый Орел» та її керівника студента Володимира Голубева, 27 лютого 1914 року

Наблюдая лично 25 и 26 февраля за действиями чинов полиции во время уличных выступлений воспитанников высших учебных заведений, я, обратив внимание на то, что Председатель Общества «Двуглавый Орел», студент Университета Владимир Голубев, во главе незначительной группы членов названного общества, с пением патриотических песен неоднократно проходил по улицам, собирая вокруг себя значительное число любопытных, я лично дважды предлагал Голубеву прекратить такого рода действия, указывая на то, что такие манифестации в данное время лишь содействуют увеличению уличного беспорядка и отвлекают внимание и без того утомленных, в виду малочисленности, чинов полиции.

Несмотря на мои лич¬ные увещания и неоднократные увещания от моего имени чиновников особых поручений, Голубев не только продолжал руководительствовать группою манифес¬тантов, но, помимо того, позволял себе вмешиваться в распоряжения полиции, вызывая справедливые нарекания в том, что членам общества «Двуглавый Орел» разрешается нарушать порядок на улице в то время, как других за это арестуют. На это обстоятельство, между прочим, ссылалась и обратившаяся ко мне лично на улице группа учащихся.

Вчера в 5 часов вечера, когда на улицах все приняло уже обычный вид и было предположение снять наряды полиции, студент Голубев явился вновь на Большой Владимирской улице с толпой манифестантов, причем у- студента Голубева и у других были замечены нагайки и палки. Манифестанты были в приподнятом настрое-нии и заявляли, что многих из них избили демонстрантов.

Оставив толпу и выделив из нее Голубева и ближайших его сотрудников в один из дворов, Чиновник Особых поручений убедил их прекратить шествие по улицам, что ими и было исполнено, а толпа по отъезде Голубе ва разошлась без всяких инцидентов.

Всемерно сочувствуя патриотическому развитию молодежи, я тем не менее нахожу совершенно ненормальным такого рода выступление монархических организаций, кои по своей идее должны содействовать Правительству в поддержании порядка, а не способствовать нарушению такового, и усматривая в действиях студента Голубева явное нарушение изданного Вашим Высокопревосходительством 1910 года обязательного постановления, полагал бы целесообразным применить к нему таковое.Принимая однако во внимание, что такого рода мера в отношении одного из представителей правых организаций могла бы вызвать нарекания на администрацию, во главе которой изволите стоять Вы, я имею честь просить Ваше Высокопревосходительство не отказать мне в надлежащих по сему предмету указаниях.

Губернатор,
Шталмейстер Высочайшего Двора Суковкин (підпис) Правитель Канцелярии В. Блюм (підпис)

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 45 comments