Андрей Манчук. Социальный журнализм (kermanich) wrote in ukraine_russia,
Андрей Манчук. Социальный журнализм
kermanich
ukraine_russia

"Как это делалось в Одессе" (с)

Житель города Украинка 1986 года рождения (имя и фамилия опускаются) был похищен вчера из своего дома.
Мать похищенного не уведомили, на основании чего задержан или арестован ее сын.
Все произошло в ее отсутствие - причем, по словам соседей, несколько человек даже караулили под окном, на случай, если бы оттуда выпрыгнул этот подросток.
Есть данные, что сегодня он находится в Одессе и дает какие-то показания на людей, которые не участвовали в драке, закончившейся смертью Максима Чайки. 

Я очень советую почитать, как умеют выбивать показания в этом городе. И вспомнить историю Одесского "пыточного" дела №144, по поводу которого никогда не высказывался президент Ющенко.

Свидетельство об убийстве

"Одесское областное бюро судебно-медицинской экспертизы. Врачебное свидетельство о смерти №2697. Окончательное. Дата выдачи — 3 ноября 2003 года. Имя, фамилия, отчество — Бердюгин Сергей Сергеевич. Дата рождения — 25 апреля 1983 года. Дата смерти — 1 ноября 2003 года. Место смерти: государство Украина, город Одесса. Причина смерти установлена судебно-медицинским экспертом Багитской О.О. на основании вскрытия. Непосредственная причина смерти, заболевания, которые вызвали и обусловили причину смерти:

а. Малокровие органов.

б. Забрюшная гематома и разрыв печени.

в. Закрытая травма живота.

Место и обстоятельства, при которых случилась травма — неизвестны."

Это последнее утверждение ложно. Родителям и товарищам Бердюгина, сотрудникам СБУ и МВД, украинской общественности и правозащитникам во всем мире прекрасно известны место и обстоятельства пыток и издевательств, морального и физического давления, которые обусловили гибель одесского комсомольца. В девятой графе свидетельства о смерти, вместо подчеркнутого шестого пункта ("род смерти не установлен"), следовало бы подчеркнуть пункт пятый — «убийство».

Возможно, это умолчание не было умышленным. Закованный в наручники Бердюгин умер в стационаре городской больницы, освидетельствовавшие его врачи могли не знать о пытках и избиениях одесских политзаключенных. Они просто констатировали смертельные последствия этих побоев и оформили их в объективное медицинское заключение — свидетельство об убийстве политзаключенного, убийственное свидетельство против его палачей.

Тюремщики не спроста сопротивлялись переводу смертельно больного Бердюгина в стационар горбольницы. Они боялись, что политзаключенный умрет на воле, и «непосредственные причины» его смерти станут достоянием гласности. Они прекрасно понимали, чем грозит для них лаконичных текст этой стандартной бумажки. Пытались отобрать ее оригинал, звонили с угрозами на дом к матери Бердюгина и секретарю одесского комсомола Царькову. Затягивали кремацию и похороны, пытались состряпать липовое «свидетельство» — после окончательной судебно-медицинской экспертизы. Выдумали глупенькую версию «скоротечного рака» — мнимую причину гибели комсомольца. По слухам, ее высказывал сам глава Одесского областного управления СБУ генерал Павленко, который был уволен с занимаемой должности через пять дней после смерти Бердюгина, когда факт убийства политзаключенного получил общественный резонанс. Все бесполезно — здесь они проиграли. Трагическая смерть Бердюгина не стала напрасной — она вскрыла правду о пытках политзаключенных, засвидетельствовала преступный характер процесса по «террористическому» делу №144. Она заставляет удвоить усилия в борьбе за освобождение остальных политзаключенных.

У нас есть все основания беспокоиться за их жизнь и здоровье. Мать комсомольца Александра Герасимова передала два документа, которые разоблачают стандартную ложь о «здоровом состоянии» заключенных подростков.

«Герасимов Александр Викторович. Поступил 23.02.03. Обследован рентгенолабораторно. Диагноз: миокардиодистрофия. Недостаточность кровообращения», — сообщает документ за подписью начальника медчасти следственного изолятора №21 С.Дудниченко.

«В ходе расследования дела проведена судебно-медицинская и судебно-психиатрическая экспертизы. Их результаты показывают, что Герасимов Е.В. является практически здоровым человеком и в оказании медицинской помощи не нуждается», — пишет сразу после этого матери первый заместитель начальника следственного управления СБУ М.Герасименко.

“Бердюгин выглядел крайне истощенным и в самом начале заседания заявил о своем плохом самочувствии”, – писали мы в репортаже о заседании одесского суда – первом заседании по делу №144, ставшем последним для двадцатилетнего политзека. Его критическое состояние было очевидным, но судейские чиновники не обратили внимания на страшный вид умирающего человека. Жалобы Бердюгина игнорировали не только тюремщики, но и парламентские коммунисты, – они и сегодня бубнят про “терроризм” своих младших товарищей, воздерживаясь от их открытой, принципиальной поддержки. Единственным преступлением, которое вменяли в вину покойному Бердюгину было участие в поджоге джипа гражданки Кабанец - "терроризм", который на каждом шагу совершается в криминальной Одессе, где правоохранители предпочитают хватать не бандитов, а подростков - ради новых лычек по поводу громкого "политического" дела.

Верховная Рада Украины почтила память Сергея Бердюгина минутой молчания. Но этого мало. Нам надо вслух говорить о том, что произошло и происходит в Одессе - чтобы это убийство никогда не повторилось в будущем.

Андрей Манчук,
2003 г.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments