Боречка (cars_drive) wrote in ukraine_russia,
Боречка
cars_drive
ukraine_russia

"Разборки с Гоголем" - часть вторая.

В продолжение этого поста публикую статью, в которой два года назад повесть Гоголя "Тарас Бульба" подверг критике не еврей, не "свидомит", а сегодняшний образованный и интеллигентный восточный славянин, вузовский преподаватель, москвич, но родом с Украины, по имени Ярослав Головин.

Тарас Бульба - разбойник или герой?

Повесть «Тарас Бульба» Н.В.Гоголя входила в обязательную программу по русской литературе для всего Советского Союза, входит для школьников России и сейчас. Я только что перечитал эту повесть, причем в обоих вариантах.

Итак, Тарас Бульба вместе с сыновьями Остапом и Андрием отправляется в Сечь. В Сечи они жаждут «дела», но никакого «дела» нет. Кошевой говорит, что в Турцию идти походом нельзя, так как с султаном у запорожцев заключён мир. Тарас убеждён, что с бусурманами никакого мира быть не может, потому что «Бог и святое писание велит бить бусурменов». Он поит и подговаривает часть старшины и козаков, те созывают раду и сбрасывают старого кошевого и выбирают в кошевые друга Тараса (а в первом варианте просто вынуждают на раде старого кошевого объявить о походе в Турцию). Никаких видимых причин для похода нет. Новый-старый кошевой держит речь и называет причины, первая из которых: многие казаки пропили всё что можно и задолжали жидам и своим товарищам. А вторая: на Сечи много молодых, не нюхавших пороху, а «молодому человеку без войны не можно побыть». И третья, что иконы в церкви на Сечи до сих пор стоят без окладов. И на основании этих трёх причин кошевой считает возможным нарушить мир с султаном, который запорожцы поклялись соблюдать на Библии. А запорожцев, при упоминании об иконах без окладов, сразу охватывает «религиозный порыв»: мы, мол, ради нашего Христа пол Турции разнесем.  Если посмотреть на эту ситуацию объективным взором, то этот взор обязан будет признать перед собой классических разбойников, которые прикрывают православием свои разбойничьи дела. 

 

Но в Турцию казаки не отправились. В последний момент на остров приплывают казаки и объявляют о том, что делается на гетьманщине. Что же там такое делается, что козацкое войско тут же решает идти в поход на Польшу, «защищать христианскую веру»? 1. «Жиды» взяли в аренды церкви и им надо платить, чтобы, среди прочего, править обедни и святить пасхи. 2. Ксёндзы запрягают в свои тарантайки вместо коней православных христиан и так ездят. 3. «Жидовки» шьют себе юбки из поповских риз. 4. И, наконец, на вопрос, а как же гетман и полковники попустили такое беззаконие, отвечают, что полковники порублены, а гетман зажарен в медном быке. Всё это мне видится не убедительным. Пункты 2 и 3 – это вообще какие-то байки. А что значит «жиды взяли в аренды церкви»? Как я понимаю, это значит, что некоторые церкви стояли на частной земле, а может, и были построены владельцами земли. И эти землевладельцы имели возможность сдать свою землю вместе с церковью, а может и одну церковь без земли, в аренду евреям. А евреи могли брать с крестьян дополнительную плату за «требы». Наверняка, такие случаи были. Но, наверняка, это был процесс, растянутый в пространстве и времени. Но по Гоголю выходит так, что максимум в течение нескольких месяцев на большой части Украины евреи получили в аренду церкви и начали брать плату с христиан. Прибывшие казаки ведь не говорят, что в таком то селе или в таком-то уезде, христиане отныне должны платить евреям и надо что-то предпринимать. Нет, это случилось в целом «на гетьманщине». Так же, «на гетьманщине» значительная часть ксёндзов неожиданно начала впрягать в тарантайки православных христиан, а большАя часть «жидовок» начала шить юбки из поповских риз. Не прояснён, кстати, вопрос, как у них оказываются эти ризы: в арендуемых церквях евреи забирают себе всё, что захотят? То есть, эти ризы принадлежали не попам, а владельцам церквей? В любом случае, я вижу ситуацию так, что Гоголю надо было как-то психологически оправдать поход в Польшу, представить его как ответ на притеснения православной веры. И, «просьба не стрелять», сделал, как сумел. В реальности же в XVI - XVII веках и реестровые казаки (при гетмане, официальные военные польской армии), и нереестровые (запорожские) ходили в бесконечное число походов с «притеснителями»-поляками и против турок, и против татар, и против России. А так же с бусурманами-татарами против поляков.

Начинают казаки защищать христианскую веру с того, что устраивают еврейский погром в предместье Сечи, где живут обслуживающие их евреи и никаких арендаторов заведомо нет. Потом казаки идут в Польшу, а по современному, на западную Украину (город Дубно находится между Львовом и Ровно) и «арендаторы-жиды  были вешаны кучами вместе с католическим духовенством» - это в старом варианте повести. А в новом «пожары охватывали деревни; скот и лошади, которые не угонялись за войском, были избиваемы тут же, на месте... Избитые младенцы, обрезанные груди у женщин, содранная кожа с ног по колена у выпущенных на свободу, словом крупною монетою отплачивали козаки прежние долги». Гоголь в этом месте как бы извиняется за запорожцев, мол, всё это были «знаки свирепства полудикого века». А когда он пишет про еврейские погромы, то даже и не извиняется, а чуть не восхищается. Потом запорожское войско идёт брать город Дубно, но отнюдь не потому, что там как-то особенно притесняли православную веру. Нет, они идут туда потому, что там, «носились слухи, было много казны и богатых обывателей».

Так почему же казаки пошли в поход на Польшу (Западную Украину), когда усышали о притеснении православия на Гетьманщине (Восточной Украине)? Я думаю, Гоголь представляет такую ситуацию: притеснения были со стороны евреев и ксёндзов на Гетьманщине – польской автономии; гетьман и полковники вступились, а поляки их наказали. И с этого момента вся Польша и все «жиды» становятся для казаков законной военной целью. И не беда, что убиваемые казаками люди никакого отношения к притеснениям не имели.

Когда Тарас уже в конце повести пошёл в Польшу справлять поминки по Остапу, описание его «подвигов» занимает пол-страницы, самый запоминающийся о том, как девицы пытались спастись у алтарей, но Тарас зажигал их вместе с костёлами, а «жестокие казаки поднимали копьями с улиц младенцев их и кидали к ним же в пламя». При всём этом Гоголь считает Тараса героем своего народа, а казаков истинными христианами, защитниками «вечно любимой Христом Русской земли». В одном месте Гоголь прямо рисует посмертную судьбу одного из казаков: «Садись, Кукубенко, одесную меня! – скажет ему Христос, - ты не изменил товариществу, бесчестного дела не сделал, не выдал в беде человека, хранил и сберегал мою церковь». Убийство младенцев и беззащитных женщин, или, по меньшей мере, присутствие при этом и «не воспрепятствование», видно, «бесчестным делом» для казацкого и гоголевского Христа не являются. Время, мол, было такое и натуры были широкие. Да, поляки тоже ломали суставы и по-другому издевались над пленными казаками, но о том, чтобы они в своей мести переходили на женщин и детей у Гоголя ничего не сказано. Не достаточно широкую душу, наверное, имели. Ну а сжигание костёлов и убийство католических священников – похоже, для Гоголя вообще богоугодное дело.

Первое, что Христос ставит казаку в заслугу: «Ты не изменил товариществу». О товариществе Тарас Бульба произносит перед боем проникновенную и сумбурную речь, которую нас заставляли в школе учить наизусть. Правда, о товариществе, собственно, в речи почти ничего нет. Тарас говорит о том, что 1) у  русской земли было прекрасное прошлое и 2) печальное настоящее, потому что 3) «всё взяли бусурманы», что 4) русские отличаются от других народов в лучшую сторону своей душой: «так любить, как русская душа, никто не может», но 5) сегодня многие русские думают только о деньгах, перенимают «чёрт знает какие бусурманские обычаи» «гнушаются языком своим» и т.д. В конце Тарас выражаете надежду что 6) даже «у последнего подлюки» проснётся «крупица русского чувства», и он пойдёт муками искупать «позорное дело» и будет готов к такой смерти, на которую ни у кого другого «не хватит мышиной натуры их». В общем, повторяет все мифы и упования русского славянофильства-почвенничества-национализма-нацизма. Да и не только русского, а любого другого, стоит только заменить прилагательное «русский» на «украинский», «польский», «турецкий» и т.д. Но что касается собственно товарищества, верности друзьям, то это чувство может вызывать восхищение не само по себе, о только как средство для достижения праведных целей. Товарищество – оно всегда для каких-то совместных дел. Дружба осуществляется в момент совместного дела, преодоления препятствий, познания, в остальное время она, в лучшем случае, тлеет (это другая тема). В случае же с казаками, 90% дел, в которых их товарищество проявлялось – это совместные разбои, грабежи, убийства и сражения с теми, кто таковым разбоям, грабежам и убийствам пытался препятствовать.

Нужно, кстати, понимать, кто были те младенцы, которых казаки поднимали на копья, те девицы, которых они сжигали в костёлах. Сейчас те события представляются как национально-освободительная война украинцев против поляков. Но понятием «украинец» тогда вообще не пользовались, а «поляк», насколько я знаю, означало «дворянин, подданный польского короля». Чтобы стать полноценным польским дворянином, нужно было перейти в католичество. Любой «украинец», переехав с востока во Львов или Варшаву и приняв католичество, автоматически становился неотличимым от окружающих «поляков». Среди крестьян и других «не дворян» никто не различал и не мог различить поляков и украинцев. Все были подданные польского государства и говорили на десятках диалектов. Различались только по вере. К востоку от Днепра (на территории современных Полтавской, Черкасской, части Киевской и Черниговской областей)  была гетьманщина, польская автономия с особыми привилегиями для православия и православных. Тарас Бульба был православным и полковником, что по-современному, главой районной администрации. Поэтому на гетьманщину казаки в походы не ходили, они сами осуществляли там некоторые властные полномочия. А всё что к западу от Днепра – это была Польша, легитимное место для разбоев. Большинство крестьян вплоть до Карпат были православные, а большинство землевладельцев, дворян и представителей других сословий были католиками, нередко перекрестившимися из православных ради безопасности, карьеры, бизнеса и т.д. То есть я хочу сказать, что убиваемыми казаками младенцами и женщинами, не говоря про мужчин, были католики Западной Украины, предки современных украинцев, причём, на нынешний день, самых «украинских» среди украинцев. Жителями сжигаемых деревень, владельцами убиваемого ради потехи скота были, я думаю, почти одни православные. И от голода в осаждённом Дубно умирали прежде всего православные, как более бедные, и гарнизон состоял не только из католиков, и женщины, бросавшие со стен в казаков камни, мешки с песком и т.д. были не сплошь католики. И если бы казаки ворвались в город, то, наверняка грабили и убивали бы всех подряд, не спрашивая о религии.

Интересен следующий факт. В первом варианте повести нет ни речи Тараса о товариществе (славянофильской программы), и никакого упоминания о «Русской земле». Есть упоминание об «Украйне», как синониме Гетьмашщины. Но казаки воюют не за «Украйну» и даже не за Гетьманщину (это всё-таки политико-административный термин, типа военного округа), а за христианскую веру и за Сечь. «Русская земля», о которой говорит Тарас и которой желает здравствовать на все времена каждый умирающий казак, появляется только во втором варианте! Я думаю, что исторические казаки ничего о «русской земле» не говорили, и всё  это – славянофильские передёргивания Гоголя.

Завершает портрет Тараса-героя его отношение к собственной жене: «Она терпела оскорбления, даже побои; она видела из милости только оказываемые ласки и т. д.» «Не слушай сынку, матери: она – баба. Она ничего не знает.»

 

Итак, вывод: повесть «Тарас Бульба» - это поэтизация разбоев, грабежей, вандализма, немотивированного насилия (варварства), сексизма, и, главное, уничтожения людей по национальному и религиозному признакам. Но хуже всего то, что несколько поколений детей заставляли и заставляют видеть в Тарасе Бульбе народного героя, защитника русской земли, выразителя русского (или украинского) национального характера, корёжа их нравственное чувство. Поскольку эта повесть в определённой мере отражает исторические реалии, то у меня возникает вопрос к современным украинским (и не только) певцам древних казацких традиций: «А чем, собственно, вы восхищаетесь? Что, собственно, вы стремитесь возрождать?». Может и можно там что-то позитивное найти, но, «чёрного кобеля не отмоешь добела»!

Вот интересная ссылка http://www.debryansk.ru/~mir17/getm-babad.htm


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments