Maflin (maflin) wrote in ukraine_russia,
Maflin
maflin
ukraine_russia

Украина, как заложник геополитики. Часть первая.



За все восемнадцать лет одиночного плаванья Украине так и не удалось стать непременной деталью пейзажа Восточной Европы. И ее нахождение на политической карте мира все еще под вопросом. Тем более, что политика непонятно зачем бравших власть лидеров оранжевой революции по первому впечатлению как раз и ведет к развалу «унитарного государства».

Для начала, Украина – не государство. Не существует никакой заявленной формы государственного образования. Мы – не республика, не соединенные регионы, не королевство, не гетманат, наконец. И до пресловутого унитаризма нам все еще, как до Луны. Власть на местах, то есть муниципальная, как правило, в контрах с администрацией государственной. В каждом городе есть свой хозяин, а в больших – несколько. И их положение – обусловленное внутренней политикой центра! – позволяет им преследовать собственные интересы, лишь иногда, декларативно и для пиара, вспоминая про интересы страны.

Вот тут вопрос – про какую страну вспоминают для пиара местные короли?

Назвать себя патриотом всей Украины, в границах от Мукачево до Тузлы, сегодня не может ни один здравомыслящий человек. Уж очень бурнокипящий конгломерат получился – трудно удержать в памяти, оставаясь в ясном рассудке.


А в Киеве, повторим, верхнее руководство без остановки делает деньги, озираясь – не пора ли делать еще и ноги. Идет постоянная борьба за власть, под которой понимают не свободу государственного строительства, а свободу решения корпоративных и личных финансовых сверхзадач. Понятно, что армейский принцип – делай, как я! – еще не забыт когда-то дисциплинированной региональной элитой. И в каждом украинском местечке в масштабе повторяются акты киевских драм. Получающийся в результате суммарный вектор усилий активного населения скорее центробежный, чем центростремительный. Скажем, для верности – центроразбежный.

Теперь воспарим в стратосферу и глянем на стартующий центроразбег с геополитической высоты. Правда, что такое геополитика – точно не знает сегодня никто. Ведущие политологи, они же геополитики, уважаемого северного соседа, не могут сформулировать в одном абзаце сущность предмета, даже переходя на ненормативную лексику. Что, впрочем, не всегда позволяет им воспитание. Однако мудреное слово вовсю используют просто политики – в обратной пропорциональной зависимости. Чем они – политики! – меньше, тем чаще употребляют новомодную терминологию. Отчего буржуазное заклинание уже давно потеряло свою сакральность и вполне может быть употребимо даже в нашей статье.
Так вот, с геополитической высоты хорошо видно, что Украина находится в прицеле всех сопредельных с ней стран. Как, впрочем, и любое другое государство, пусть даже и настоящее. Беда, или, во всяком случае, особенность, украинского положения в том, что заграничные к ней претензии в большинстве своем имеют многовековую историю. Отчего давно стали не только традиционными, но и хроническими. Правда, они не к ней. К Украине никаких претензий быть не может, потому что никто точно не знает, что же оно такое. Претензии к территории.

Начнем с малого.

Как показали осенние события в славном Мукачево, не стоит надеяться на Закарпатскую область, как на оплот украинской державности. До конца Второй Мировой войны город Мукачево находился в буржуазной Чехословакии, и даже «добровольные» присоединения 39-40 годов обошли его стороной. Почему товарищ Сталин решил отдать Белосток с Перемышлем, но забрать Закарпатье – очень трудно понять. Самое логически непротиворечивое объяснение – это поиски равновесия между польскими и русскими украинцами в социалистической Украине. Поиски эти в дальнейшем привели к знаменитому хрущевскому дару, который до сих пор вслух ругают существующие на его последствиях жители Крыма.
Сегодня претендовать на Ужгород с городками может Европа. Это кусок ее восточной окраины в достаточной степени цивилизован и приближен по стандартам к ближайшим заграничным соседям. Кто конкретно – да какая нам разница. Пускай будут венгры. Все-таки - часть могучей когда-то Австро-Венгерской империи, которой в прошлом не повезло чуть меньше, чем может не повезти Украине в будущем.

А чуть южнее – вторые по малости румынские притязания. Остров Змеиный – это так, для затравки. Есть там нефть или газ, и на каком они шельфе – это очень сложный высокотехнологический уровень. То, что неплохо бы иметь оба берега устья Дуная и как-то жить с международной торговли – это более проще и всем понятно. Опять же – до самой войны, а также в ее течении, Буджак был законной территорией королевства Румынии. За все те сложности, которые принес румынам пришедший с востока социализм, небольшое территориальное приобретение может показаться пусть слабой, но компенсацией. Кишиневские проблемы в данном случае мы не рассматриваем. Но, продолжая бухарестскую мысль, Черновцы тоже придется назвать не самым украинским городом.

Далее по аппетиту – наши братья поляки.
Малая Польша – это все, вплоть до Винницы. В обычных украинских поездах можно встретить польских студентов, которые производят осмотр бывших владений королей и пана Пилсудского, путешествуя в сторону фамильной галереи князей Потоцких. Кто из вас знает сейчас, где в Украине такая галерея? А в Польше знают. Запад страны – это Малопольша, украинский язык – малопольский, а все украинцы – это малополяки, все с ударением на третий слог. А почему бы нет? Существует же термин Малороссия, тоже, кстати, все с тем же ударением.

Турки. Черное море – это внутренняя турецкая гавань. Вместе с Азовским. Так было до середины восемнадцатого столетия, то есть всего двести пятьдесят лет назад. Попытки Санкт-Петербурга сделать моря российским успехом не увенчались – султан отстоял проливы и южное побережье. Турецкий военный флот доминирует на черноморском театре и открытие военных действий на нем не станет для турков таким уж шоком. В музеях городов Новой России еще помнят старые названия на турецком. Тот же порт Измаил, с его огромным оборотом товаром – город турецкий. Ведь не румыны же его защищали от армий Суворова?

И русские. Претензии русских по территории ограничены быть не могут. Русские войска проливали кровь на подступах к Константинополю и Берлину, поэтому западное и юго-западное направления от Москвы на глубину стратегического штыка справедливо рассматриваются как российская территория. В России сегодня живет такая уйма национальностей, что при всей местечковой фантазии добавить особо нечего. Тем более, что татары, русские и украинцы среди этих народов есть. Ну, так будут еще русины – чем они хуже удмуртов или калмыков?

Перечисленные выше желания государств не находятся ни в какой связи с частными пожеланиями их сегодняшних правителей и представляют ту самую геополитическую реальность, о которой все говорят. И приведение этой реальности в соответствие с реальностью обыкновенной – это вопрос возможностей.
С которыми не так просто.

(продолжение следует)
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments